​КАК ВОРОВАЛИ РУССКУЮ ПЛАТИНУ

История платины начинается с 1737 г., когда испанский астроном Антонио де Уллоа привез из Южной Америки зерна неизвестного метал­ла, добытого из речных песков и похожего на серебро (серебро по испански — плата). Но крупных месторождений платины в мире не было.
В 1813 г. на одном из притоков уральской реки Исеть, где разрабатывались бедные золотоносные кварцевые жилы, малолетняя девчушка Катя Богданова нашла большой самородок платины и принесла его приказчику Полузадову. Жадный приказчик самородок присвоил, а Катю высек, чтобы молчала о на­ходке. Но правда восторжествовала — и владелец участка корнет Яковлев в свою очередь высек Полузадова, забрал себе самородок и решил, что он выва­лился случайно из золотоносных жил.

Когда в 1814 г. горный штейгер Лев Брусницын открыл на Урале богатей­шие золотые россыпи, быстро выяснилось, что в них вместе с золотом накапли­вается платина, и уральские горщики поначалу использовали ее вместо свин­цовой дроби. Через десяток лет были найдены богатые платиновые россыпи, где добыча составляла сотни килограммов в год. Но что с платиной делать? Кому она нужна в гаком количестве? И вот министр финансов Егор Канкрин пришел к гениальному решению: в 1827 г. он предложил для пополнения пус­той русской казны, разоренной войной с Наполеоном, начать чеканку монеты из платины ведь этот редкий и дорогой благородный металл ничуть не хуже серебра и золота.

Россия в ту пору находилась на грани банкротства: серебра и золота ката­строфически не хватало, по стране ходили обесцененные бумажные ассигна­ции, за бумажный рубль давали от силы 25 коп. серебром. К тому же Наполеон наводнил Россию фальшивыми ассигнациями, которые он в глубокой тайне печатал перед началом войны 1812г. для подрыва русской экономики. Нико­лай I не сразу решился на такое нововведение и потребовал «заключения ком­петентных лиц по сему вопросу». Канкрин обратился к немецкому естествоис­пытателю Александру Гумбольдту. Он вступил с ним в переписку от лица рус­ского правительства, послал ему пробные платиновые монеты, пригласил npиехать на Урал, но главное, чего добивался Канкрин, — одобрения соотношения цены платины к серебру, как 5:1.

Хитрый Канкрин добился желаемого: мнение знаменитого ученого подействовало на Николая I и в 1828 г. в Санкт-Петербурге были отчеканены первые в мире платиновые монеты — трехрублевые червонцы. Первый червонец 

весом 10,35 грамма, Канкрин послал Гумбольдту; после смерти Гумбольдта эта монета была куплена Александром II и в 1859 г. вернулась в Россию. Она и сейчас экспонируется в коллекции монет Эрмитажа.

С конца 1829 г. в России стали чеканить платиновые шести- и двенадцати- рублевики, их называли «белыми полуимпериалами» и империалами. Населе­ние поверило в платиновую монету, и добыча драгоценного металла на Урале достигала 2 тонн за сезон — раз в 20 больше, чем в Колумбии.

Конечно, успех этой денежной реформы был напрямую связан с тем, что платина обходилась казне гораздо дешевле золота. Россыпи были очень бога­тыми, уральским рабочим и заводским крепостным платили гроши … Себесто­имость платины была очень низкой. Но с владельцев рудников Демидовых и Шуваловых — казна все же собирала довольно высокую «горную подать» за переработку металла. С этого налога, который не хотели платить хозяева мес­торождений, начинаются истоки «платиновой трагедии» России.

Опекун малолетнего Демидова князь Волконский, сговорившись со скуп­щиками платины из английской фирмы «Джонсон, Маттей и К°», стал утверж­дать, что России не следует самой перерабатывать платиновую руду, а выгод­нее продавать сырую платину за границу. Одновременно в окружении царя стали активно распространять слухи, что за границей якобы делают фальши­вые платиновые монеты и ввозят их в Россию. К тому же, в 1844 г. Канкрин ушел в отставку.

Новый министр финансов Ф.Вронченко, получивший прозвище «Вранченко», быстро нашел общий язык и с англичанами, и с князем Волконским. Име­ются основания думать, что Вронченко был подкуплен. Он представил Нико­лаю I доклад, в котором утверждал, что «платиновая монета не соответствует общим основаниям нашей денежной системы и найдутся злонамеренные люди, которые начнут ее подделывать…». Мнение, по меньшей мере, странное: ни одна страна не пострадает, если в нее станут ввозить полноценные (но фор­мально фальшивые) золотые или серебряные монеты!

Тем не менее в 1845 г. Николай I подписал указ об обмене платиновых денег. Всего с 1828 по 1845 г. было отчеканено платиновой монеты на 4.252.843 рубля. В казну вернулись монеты на 3.264.292 рубля; миллион остался у насе­ления, которое очень неохотно расставалось с платиновыми деньгами. Ни од­ной фальшивой монеты обнаружено не было; это естественно, поскольку Рос­сия была полным монополистом в добыче и переработке этого благородного металла. В дальнейшем, когда цена платины значительно превысила цену зо­лота, платиновые русские монеты приобрели огромную ценность и стали укра­шением любой коллекции.


https://vk.com/wall-157240528_4666

Поделись с друзьями!


Мешок - интернет-аукционы
Оставить свой комментарий

Поиск
Рубрики

Мешок - интернет-аукционы

Фото
Помогите собрать на катушку 18,75 кгц
Вверх
© 2018    Копирование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки   //    Войти